Александр Коваленин (kovalenin) wrote,
Александр Коваленин
kovalenin

Category:

О незащищённости общества от дезинформации и о состоянии органов демократии

говорили участники совещания общественности

9 декабря в пресс-центре «Регнум» состоялось открытое совещание общественности «Уроки кампании по продвижению законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия».


Перед совещанием участники провели слушания, во время которых ораторы разобрали общую логику этой кампании и её отдельные тезисы; установили действительное состояние дел с насилием в обществе; рассмотрели опыт применения аналогичных законов в других странах. В мероприятиях участвовали представители нескольких общественных организаций, члены Общественной палаты РФ Л. Н. Виноградова и Э. Ю. Жгутова, адвокаты и правозащитники, деятели культуры, социологи, педагоги, психологи, психиатры. Выступили председатель РВС М. Мамиконян, председатель Ассоциации профсоюзов полиции А. Ю. Лобарев, кавалер четырёх орденов Мужества полковник полиции А. В. Новгородов.

Мнение о том, что кампанию необходимо прекратить, перестав обсуждать этот или подобный законопроект, было единодушным. Подытожу поднятые участниками совещания вопросы и звучавшие предложения.

Прежде всего, присутствующие согласились, что кампания не сумела выдвинуть такую постановку проблемы, которая бы обосновывала необходимость внимания законодателя. Кампания строилась по рекламному типу – на эмоционально воздействующих на людей историях, которые случаются во всех странах и временах.

Кампания использовала ложные сведения о размахе насилия и ложные представления о состоянии статистики, при этом умалчивала, что «семейное» насилие составляет десятую часть общего насилия, а уровень насилия в обществе по всем его видам снижается – как по сравнению с 1990-ми годами, так и в течение нескольких последних лет. Это значит, что уже предпринимаемые для борьбы с насилием меры, в том числе перевод совершенных впервые побоев в разряд административных правонарушений, оказываются эффективными.

Вопрос, к которому естественно перешли собравшиеся после таких замечаний, – почему, если, как выяснилось, нет основания для заострения проблемы, общество оказалось втянутым в дискуссию о каких-то чрезвычайных мерах по борьбе с насилием, причём именно с «домашним». Почему в неё оказался втянут даже орган, который обязан быть компетентным и не поддаваться эмоциональной атаке отдельных лиц, тем более, говорящих вслух, что они борются с ментальностью нашего народа.

В этой связи первым «уроком», который необходимо извлечь из кампании, был назван вопрос о циркулировании в обществе общественно-значимой информации. Многие СМИ не проверяют сведения от интервьюируемых лиц, несмотря на обязанность журналистов проверять информацию. Они не несут ответственности за информацию из информационных агентств (которые тоже разносили ложные сведения), а также из выступлений депутатов, но депутаты не несут ответственности за недостоверную информацию в своих выступлениях, хотя оказывают серьёзное влияния на принимаемые для страны решения. Следовательно, необходимы как усиление контроля за СМИ, так и разработка мер об ответственности за свои слова публичных лиц.

Другим фактором, из-за которого стала возможна манипуляция статистикой, – стала непубличность статистики преступности. По закону она отнесена к категории информации, не подлежащей засекречиванию, однако многие региональные управления МВД отказываются выдать статистику даже по запросам общественных организаций и СМИ, называя её служебной информацией. В то же время непонятно, почему информация в этой сфере должна специально добываться представителями гражданского общества, которые не обязательно компетентны в том, какая разветвлённая статистика имеется у МВД. Статистика просто должна быть публичной, – считают собравшиеся, только в этом гарантия от манипуляций лоббистов каких-то конкретных изменений в обществе. МВД тоже виновато в том, что манипуляторы общественным сознанием сумели преуспеть, – и не только из-за непубличности статистики МВД, но и из-за отсутствия у ведомства активной позиции по разоблачению ложных статистических сведений в публичном пространстве, которые, в частности, порочат и само ведомство.

Собравшиеся считают, что министр внутренних дел должен в ближайшее время провести встречу с журналистами и представителями общественности, дав возможность СМИ заблаговременно сформулировать свои вопросы. На встрече министр должен не просто разъяснить вопросы о составе и содержании статистики МВД, но и дать объяснения такой позиции ведомства и его региональных управлений.

Второй, уже упомянутый урок связан с состоянием демократических органов, составляющих основу политической системы, в том числе федеральных – палат Федерального Собрания и Общественной палаты. Их назначение и состоит в том, чтобы обсуждать проблемы компетентно и всесторонне, отсекая плохо обоснованные и легковесные предложения, учитывая и взвешивая все мнения в обществе. Обе палаты парламента показали себя неспособными провести тщательную, многоэтапную дискуссию, имеющую целью разобраться в проблеме, устанавливая шаг за шагом истину по разным её аспектам. Вместо этого Совет Федерации явил пример противоположного подхода. Была создана комиссия, которая включила в себя представителей общественных организацй, заведомо сочувствующих лоббируемому законопроекту. Комитет СФ по конституционному строительству и государственному законодательству не стал собирать свой экспертный совет, в который входят и учёные в разных отраслях науки, связанных с семьёй, и представители других общественных организаций. По мнению совещающихся, скандальный законопроект, который несостоятелен уже в терминологии, противоречит ст.54 Конституции РФ и в конечном счёте не устраивает ни одну из сторон полемики, – закономерный результат такой работы.

Высказаны были претензии и к Общественной палате, в которой уже прошло двое слушаний, сама идея законопроекта оба раза была отвергнута, однако процесс утверждения их рекомендаций палатой тормозится.

Собравшиеся не отрицали наличие проблем с реагированием полиции на случаи насилия, однако отметили, что обсуждение этих проблем требуют не законодательного расширения понятия насилия и форм реагирования, а профессионального разговора о проблемах ведомства. Известны, например, проблемы нехватки кадрового состава, перегруженности участковых инспекторов и пр.

Саму проблему насилия в обществе собравшиеся рассматривают в ряду других проблем нравственного состояния общества. Такие проблемы решаются не законами, а влиянием на их социальные корни. Уровень насилия связан с состоянием экономики, социального и медицинского обеспечения, культурной, образовательной, информационной среды. Следовательно, настоящая профилактика насилия должна состоять в воздействии на эти сферы. О том, как организовать контроль за этими сферами и целенаправленное влияние на них государства в интересах нравственного развития общества, у многих участников есть свои предложения, требующие отдельного компетентного обсуждения.

В частности, большинство случаев насилия совершается в состоянии опьянения, поэтому должны дать эффект уже обсуждаемые в Думе предложения о возрождении вытрезвителей, но нужны и другие меры, направленные на снижение алкогольного фактора в жизни общества.

Но главный урок из кампании, который собрание единодушно считают необходимым извлечь – это незащищённость России от иностранного влияния в самых важных для национальной безопасности сферах. Предложения, которые она продвигала, разработаны на, по сути, маргинальной (и в мире, и в России) идеологической платформе феминизма, а лица, которые ведут кампанию, оказываются прямыми получателями иностранных грантов. Россия ни в коей мере не обязана следовать трактовкам основанных на этой идеологии рекомендаций и конвенций, Россия никак не обязана менять своё законодательство и по постановлению ЕСПЧ, однако во властных структурах достаточно людей, которые относятся с почтением ко всему, что звучит на Западе, – и не только духовно зависят от Запада, но и находятся у него на содержании.

Совещание считает возмутительным, что деятельность получателей иностранных денег в областях, наиболее важных для сохранения национально-культурной идентичности не считается политической в законе «О некоммерческих организациях», так что за неё невозможно признать эти лица иностранными агентами, а также то, что проводники разрушительного влияния на Россию чувствуют себя уютно в советах федеральных ведомств и государственных стратегий.

Кроме этих концептуальных «уроков», участники совещания обсудили опыт общественных организаций по нравственно-культурному и патриотическому воспитанию детей и родителей.

ИА REGNUM (фото В.Васильев © «Красная весна»)

Tags: демократия, насилие
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo kovalenin august 1, 2019 16:00 1
Buy for 20 tokens
Комментарий к Постановлению ЕСПЧ от 9 июля 2019 г. по делу «Володина против России» (№ 41261/17). Содержание (pdf) Суть жалобы и Постановления 1. ЕСПЧ не разобрался со статистикой Прежде всего, ЕСПЧ ошибочно установил факт отсутствия в России статистики по домашнему насилию. На самом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment