Александр Коваленин (kovalenin) wrote,
Александр Коваленин
kovalenin

Category:

Ошибки и предубеждения Евросуда о дискриминации женщин в России

Комментарий к Постановлению ЕСПЧ от 9 июля 2019 г. по делу «Володина против России» (№ 41261/17).

Содержание

(pdf)

Суть жалобы и Постановления

1. ЕСПЧ не разобрался со статистикой

Прежде всего, ЕСПЧ ошибочно установил факт отсутствия в России статистики по домашнему насилию. На самом деле она есть, но не публична, что и создаёт почву для манипуляций.

1.1. Официальную статистику ЕСПЧ взял не из того раздела

1.2. Правильная официальная статистика

1.3. Бесполезность рассмотренных научных и официальных источников

Отступление о причинах насилия.

1.4. Недостоверность свидетельств ангажированных НПО

В качестве доказательств ЕСПЧ использовал не только официальные или научные источники, но и публицистику зарабатывающих на проблеме неправительственных организаций, веря им на слово. Постановление в итоге опирается на ложные данные.

1.5. Нерассмотренные другие мнения

При этом ЕСПЧ не рассматривал опровергающие эти сведения материалы их оппонентов. Представитель ответчика (России) не противопоставил опровержения, значит тоже не знаком не только со статистикой, но и с полемикой, идущей в обществе по этому вопросу – с аргументацией НПО, выступающих и в Общественной палате, и на европейских и мировых площадках с противоположных позиций.

1.6. Необоснованный вывод о дискриминации

Вывод о дискриминации на основе одной лишь статистики в любом случае несостоятелен. Дискриминация – явление правовое и политическое, она может быть только одной из причин фактического неравенства, если таковое обнаруживается.

2. Руководствуется ли ЕСПЧ правом?

2.1. Нормативные правовые источники

Отступление о стереотипах

2.2. Ненормативные источники

ЕСПЧ опирался на необязательные для России трактовки подписанных ею Конвенций, находящиеся в русле одного комплекса представлений, который в Постановлении назван «правозащитным подходом», «гендерно-чувствительным подходом». Эти подходы борются со стереотипами общества не ради права каждому государству строить свою жизнь по своим обычаям, а ради навязывания новых стереотипов, проводимых Комитетом ООН по ликвидации дискриминации женщин, которые а) противоречат демократической и правовой культуре, в) с социологической точки зрения маргинальны, в) с понятийной стороны – манипулятивны.

2.2.1. Мнения Комитета КЛДЖ

2.2.2. Не подписанная Россией конвенция

2.2.3. Мнение Комитета министров: Пристальный взгляд – уголовное преступление

Отступление о понятиях насилия и преступления

Отступление о смысле уголовного процесса и презумпции невиновности

2.2.4. Мнения спецдокладчиков ООН

2.2.5. Собственные прежние суждения

Отступление о смысле частного обвинения

2.2.6. Выводы о результатах опоры ЕСПЧ на ненормативные источники

2.3. Нерассмотренные взгляды

ЕСПЧ при этом игнорировал другие подходы, мнения и трактовки, которые приняты среди государств – членов ООН. Это подчёркивает необъективность ЕСПЧ, находящегося в плену стереотипов одной стороны международной полемики, и ведомого не имеющими обязательной силы документами этой стороны.

2.4. Итоговая оценка постановления ЕСПЧ

3. Конституционная дипломатия и её пределы

Россия по этому постановлению не обязана изменять своё законодательство. Кроме того, ЕСПЧ перешёл границы допустимого, ранее обозначенные Конституционным судом России.

Суть жалобы и постановления

Заявительницу Володину из Ульяновска преследовал, избивал, грабил её бывший сожитель. Женщина пыталась скрыться от него в Москве, но он её выследил, привлёк сообщника для её похищения, снова бил, даже беременную в живот, угрожал убийством, мстил путём публикации фотографий в социальной сети. Володина неоднократно заявляла в полицию, иногда потом забирая заявление, иногда настойчиво. Полиция систематически отказывала в возбуждении дела, даже после протестов прокурора. Суть жалобы в изложении Постановления [67, 103][1]:

«Заявитель жаловалась на то, что национальные власти не смогли защитить ее от обращения, состоящего в неоднократных актах насилия в семье, запрещенных статьей 3 Конвенции, и привлечь виновного к ответственности. Она также заявила о нарушении статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 3 ввиду недостатков внутренней правовой базы и отсутствия правовых положений, касающихся домашнего насилия, таких, как запретительные судебные ордера. Соответствующие части положений Конвенции гласят следующее:

Статья 3. “Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению...”

Статья 13. “Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе...”

Заявитель жаловалась, что непринятие российскими властями конкретных мер по борьбе с дискриминацией по признаку пола в отношении женщин представляет собой нарушение статьи 14 конвенции, принятой в совокупности со статьей 3. Соответствующая часть статьи 14 гласит:

“Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно  быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола...”

Конвенция, к которой апеллирует Заявитель – это Европейская конвенция о правах человека («Конвенция о защите прав человека и основных свобод», Рим, 1950 г.), сокращённо ЕКПЧ.

В своём Постановлении ЕСПЧ: 1. Признал жалобу приемлемой. 2. Признал нарушение ст. 3 конвенции. 3. Посчитал излишним рассматривать вопрос о нарушении ст. 13. 4. Признал нарушение ст. 14 «Запрещение дискриминации». 5. Присудил заявительнице денежную компенсацию.

В части компенсации жертве нам незачем критиковать Постановление ЕСПЧ. Неприемлемым в нём является навязывание этим органом идеологических стереотипов и правовых инструментов, которые не вытекают из взятых Россией на себя международных обязательств, и вытекающий из него вывод о дискриминации.

Однако важно сразу обратить внимание: хотя в Постановлении много раз говорится об отсутствии в России надлежащих правовых инструментов для защиты от «гендерного насилия», резолютивная часть такого вывода не содержит.

В Постановлении признаётся, что нет ни одной нормы российского законодательства, которая бы говорила о дискриминации [125], в обстоятельствах дела также нет ни одного свидетельства, что служащие как-то особо относились к Володиной именно из-за того, что она женщина, или что в целом по стране к мужчинам полиция более внимательна. Так при чём же тут дискриминация? Основания и логику этого вывода ЕСПЧ и предлагаю разобрать.

______________________________

[1] В квадратных скобках в тексте – номера пунктов Постановления.

(Написано для ИА REGNUM. Журнальный вариант.)

Tags: ЕСПЧ, насилие, феминизм
Subscribe

Posts from This Journal “ЕСПЧ” Tag

promo kovalenin august 1, 16:00 1
Buy for 20 tokens
Комментарий к Постановлению ЕСПЧ от 9 июля 2019 г. по делу «Володина против России» (№ 41261/17). Содержание (pdf) Суть жалобы и Постановления 1. ЕСПЧ не разобрался со статистикой Прежде всего, ЕСПЧ ошибочно установил факт отсутствия в России статистики по домашнему насилию. На самом…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment