?

Log in

No account? Create an account
Александр Коваленин

kovalenin


История делается сегодня


Previous Entry Share Next Entry
Бэби-боксы: Всё это было бы смешно...
Александр Коваленин
kovalenin

На неделе я посетил два мероприятия, посвящённые бэби-боксам, выступил на обоих.
Первое — 21 марта в Москве, в стенах Общественной палаты — Общественные слушания под председательством Уполномоченного по правам ребёнка П. А. Астахова и Председателя РВС М. Р. Мамиконян.
Второе — 23 марта в Новосибирске, в студии ГТРК.

Поводом для весеннего обострения этой темы стало внесение в Думу законопроекта № 3 об анонимном оставлении детей. То есть о бэби-боксах.

Законопроект № 1 был внесён 21.09.2011 и отклонён Госдумой в первом чтении 12.02.2013.
Законопроект № 2 внесли осенью прошлого года сенаторы Тюльпанов и Добрынин. Он вызвал возмущение, а официально был возвращён этим субъектам права законодательной инициативы «для выполнения требований Конституции и Регламента», то есть чтобы объяснили, где брать на это деньги. Перед этим, в июле Добрынин проводил в Совете Федерации Круглый стол, который кончился скандалом — размещённый на сайте Совета Федерации репортаж о нём выдавал за одобрение затеи явно преобладавшее среди участников мероприятия осуждение. Добрынин теперь уже не сенатор.
И вот под Новый год Тюльпанов уже без него (с сенаторами Гумеровой и Афанасьевой) внёс новую версию, видимо, как он полагал, улучшенную и исправленную. О деньгах вопрос снят тем, что передан регионам. Про право кому не лень (в форме НКО) устанавливать ящики уже не говорится. В нём уже даже нет слова «бокс», он словно не про них, а вообще про «места анонимного оставления детей». Без пояснительной записки не разобраться, что авторы имеют в виду именно боксы — написано «детские боксы». Такое впечатление, будто про то, что новорождённых у нас и так можно оставить анонимно, инициаторы законопроекта № 3 даже не слышали.

Правовое управление Госдумы сразу заметило, что они внесли изменения не в действующую, а в устаревшую версию закона «Об основных гарантиях прав ребёнка»! Называется, бухнули в колокола, не посмотрев в святцы!

Но это ещё не самые смешные анекдоты с этим законопроектом. Если прочитать его, можно обнаружить забавную двусмысленность: регионы

«могут создавать безопасные для жизни и здоровья ребенка специализированные
места для анонимного оставления ребенка после его рождения,
но не более чем до достижения им возраста шести месяцев».

К чему относится подчёркнутое: к «оставления ребёнка» или к «после его рождения»? Имеется ли виду, что анонимно оставить можно не насовсем? Конечно нет, зачем же не насовсем! Но это подчёркивает, что сенаторы и депутат не умеют прочитать текст чужими глазами, заметить другой смысл. Им ещё рано писать законы. Это же касается не только текста законопроекта, но и самой затеи — они совсем не понимают, что её могут использовать не по объявленному назначению?

В подчёркнутой части фразы — половина смысла законопроекта. Ведь если её убрать, законопроект не предлагает ничего нового: таким безопасным местом по существующим нормам, является любая больница. Нужно «специализированное» место — повесьте табличку: «Кабинет анонимного оставления детей», для этого новый закон не нужен. Выходит, смысл несёт именно эта добавка про «шестимесячного». В существующем порядке оставления говорится «после родов». Женщина принесла — персонал видит: она недавно родила. Предложение, следовательно, в том, что можно принести не новорождённого. А поскольку приносящая имени не называет, то невозможно проверить и то, что она принесла своего ребёнка!

Об этом сенаторы с депутатом просто не подумали? Не говоря уже, что не подумали о других естественных вопросах: а почему до полугода? а как это проверить? возникает и ещё много вопросов... В пояснительной записке на эту тему комментариев нет.

Вторая половина смысла — во второй статье законопроекта (их всего две). Сейчас для регистрации подкинутого ребёнка нужен документ из полиции или опеки. Теперь не обязательно — на регистрацию может подать сама больница. И «оставленный» теперь не то что «подкинутый» — значит, в полицию и опеку можно даже вообще не сообщать.

Итог: смысл законопроекта — не в предупреждении убийств
новорождённых после родов. А в упрощении передачи детей.

...Слушания 21 марта были очень представительными — были (и выступали) несколько региональных Уполномоченных по правам ребёнка, представители ведомств, правоведы, психологи и психиатры, криминологи, специалисты по профилактике отказов. Разумеется, представители общественных организаций и Церкви.

П. А. Астахов рассказал о поступивших отзывах из общественных палат регионов — практически единодушное «против».
Представитель Минздрава: «нас просили, но мы не намерены подписывать рекомендацию на установку таких устройств», «техника всегда может подвести, это опасно».
Представитель Института законодательства(...) при Правительстве: «законопроект смешной», «мы дали отрицательное заключение».
Даже одна из разработчиков законопроекта № 2 выступила со словами покаяния и готовности написать какой-нибудь «альтернативный законопроект».


Но главное — была детально проанализирована сама проблема-повод, стало абсолютно ясно, что эта мера не только нравственно неприемлема, но и не решает проблему, ради которой якобы предложена, а даже мешает её решению.

Итоговый документ Слушаний

После таких авторитетных и подробных Слушаний инициаторы идеи, если они всерьёз озабочены благом для общества, просто обязаны остановиться и вникнуть в прозвучавшие доводы. Даже если они по-прежнему считают своё предложение полезным — они не могут не признать, что не смогли его убедительно защитить, значит, надо отзывать предложение и формулировать с учётом критики более убедительное.

Ведь их вранье так неискусно,
Что им тревожить нас грешно...

Если они этого не сделают, то неизбежно навлекут на себя все возможные подозрения в ангажированности теми возможными побочными интересами, на которые указали Слушания 21 марта.
А они этого не делают: на 29 марта назначили свои слушания в Совете Федерации.

Всё это было бы смешно,
Когда бы не было так гнусно...
*

...

Tags:

Posts from This Journal by “ббб” Tag


  • 1
> Нужно «специализированное» место — повесьте табличку: «Кабинет анонимного оставления детей», для этого новый закон не нужен.

А разве сейчас можно анонимно оставлять?

В том-то и дело, что можно. В законе о ЗАГС на этот случай есть специальная статья 19.1.

Ну там немного не то, что я понимал под анонимностью имеется ввиду. Там все же, как я понимаю, требуется присутствие матери и предъявление некоторых документов:

"Одновременно с заявлением о государственной регистрации рождения ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, должны быть представлены:
- документ установленной формы о рождении, выданный медицинской организацией, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов;
- акт об оставлении ребенка, выданный медицинской организацией, в которой находится этот ребенок."

Непонятно, правда, мать в этом случае получает на руки какой-то документ?

Там уже в названии статьи написано "не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность". В этом смысле анонимность. А регистрирует ведь уже не мать, а больница или опека - то есть это они предъявляют ЗАГСу документы, выписанные больницей.
А про квитанцию не знаю. Может быть, есть ещё где-то регламент подробнее, уже по линии Минздрава, не встречал.

Разниа с ббб стирается все сильнее... Кроме возраста ребенка, личного контакта с персоналом и формального требования, чтобы это была мать (формального, потому что документы не спрашивают, как оказывается), в чем отличие? Если ещё и бумаги о приеме ребенка не дают - то это просто ббб-"лайт" на государственной основе.

Так и есть. Но, всё же может быть видеокамера, больше глаз разных.
И там написано "после родов". Хотя бы видно (медикам), что пришла недавно родившая.
Но сенаторы про всё это не знают. И они предлагают нести даже до шестимесячных, а не "после родов".

  • 1