Александр Коваленин

kovalenin


История делается сегодня


Previous Entry Share Next Entry
Николай Стариков не понял ни Ленина, ни англичан
Александр Коваленин
kovalenin

Мне прислали ссылку на комментарий Николая Старикова о словах Путина о Ленине. Я думал, что писатель книг по истории, к тому же интересовавшийся ролью англичан в мировой политике, не может не владеть хрестоматийными историческими фактами. Но Н.Стариков смог!

Хорошо хоть, что Н.Стариков не делает из Ленина урода и корыстолюбца. Он признаёт, что Ленин «хотел хорошего», но одновременно умудряется мечту о хорошем назвать цинизмом:

Ленин цинично шёл к власти. Для чего? Деньги его не интересовали. Ленина интересовала власть для того, чтобы осуществить социальный эксперимент. Для того, чтобы прийти к власти, он готов был подписать договор с дьяволом. В данном случае в роли дьявола выступили наши товарищи по Антанте (подчёркиваю – не немцы, а по Антанте), которые обеспечили ему проезд в пломбированном вагоне и лояльность временного правительства.

То есть из чего видна связь Ленина с Антантой? А просто из того, что временное правительство Ленина не ловило. А оно, говорит Стариков, контролировалось Антантой. Значит, имело установку от Антанты не ловить Ленина. Значит, у Ленина перед Антантой были обязательства!

Назвать это конспирологией – значит оскорбить Конспирологию.

Ну представьте, приехал человек в пломбированном вагоне… Человек, призвавший к поражению страны в войне… Он прямо на броневичок залез и призвал к углублению революции. То есть человек публично призвал к свержению государственного строя… Что ему за это было – ничего!

Выходит, что Стариков:
1) Не помнит или не понимает позицию Ленина по отношению к той войне - в каком смысле речь идёт о поражении;
2) Смутно помнит, каким был государственный строй в апреле 1917-го. Собственно, ещё никакой.
3) Не знает, о чём говорил Ленин с броневичка. Ни о каком свержении строя он не говорил – ни с броневика, ни почти сразу после этого в Апрельских тезисах, которые Ленин составил «для облегчения работы себе, – и добросовестным оппонентам» (выделено Лениным).

Отношение Ленина к войне не укладывалось в буржуазно-демократические шаблоны. Его мысль не понимали даже многие однопартийцы, не то что современный нам Николай Стариков. Потому что Ленин считал, что интересы буржуазного правительства расходятся с интересами страны, видел в пролетариате страны (а точнее – всех воюющих стран) отдельную действующую силу. И сердился на Троцкого за непонимание: «Ему кажется, что желать поражения России значит желать победы Германии». Он-то вёл речь совсем о другом.

Мысль Ленина о наличии в воюющей стране ещё другой, кроме правительства, действующей силы, выражающей интересы страны не так, как буржуазное правительство, могла звучать

завиральной, нереалистичной, нешаблонной, странной, непривычной, нелепой, несвоевременной, утопичной, фантастической, нестандартной, необычной, пугающей, даже постыдной (слово «пораженчество» звучит совсем не почётно), и пр. – в 1915 году,

но не в апреле 1917-го, когда эта сила уже была оформлена как власть! По сути речь шла о необходимости победы этой власти (а не правительства), и выходе из войны «без аннексий и контрибуций».

Дело в том, что (сегодня уже приходится об этом напоминать) Февральская революция закончилась двумя отречениями от царства (начиная с Николая II), арестом генералом Корниловым семьи Николая II и установлением двоевластия. «Двоевластие» означало, что одновременно действовали две власти: Советы и Временное правительство. Временное правительство потому и называлось временным, что должно было созвать учредительное собрание, которое бы приняло решение о государственном строе (тогда было бы что свергать!) и назначило легитимные выборы. (Оно этого так и не сделало.)

Временное правительство сразу же выступило с лозунгами о политических свободах, амнистии политзаключённым и пр. – точно по требованиям Болотной площади 2012 года. Так что арестовывать за выступление на вокзале, да ещё при огромном скоплении народа в этих условиях было странным. Тем более, что в марте Петроградским советом была провозглашена замена полиции «народной милицией», параллельно с которой продолжали организовываться и существовать отряды рабочей милиции при Советах.

Позиция Ленина в эти дни (Апрельские тезисы) – это не курс на свержение ещё не объявленного строя, а наоборот, курс на мирное развитие революции. Это в школе учили! «Второй этап революции» (то есть переход власти к пролетариату) должен был, согласно тезисам, произойти мирно – после того, как Советы станут полновластными, а большевики в них завоюют большинство. Отсюда два главных апрельских тезиса: 1) никакой поддержки Временному правительству («вся власть Советам»), 2) терпеливая мирная работа по разъяснению ошибок социал-демократии в Советах, постепенное завоевание большинства в Петросовете. И на этой основе – выход из войны от имени власти советов.

Стариков говорит:

Ленин был нужен Антанте как разрушитель страны. Он взял финансовую помощь – потому что как только он приехал в пломбированном вагоне, тиражи большевистских газет вдруг стали заоблачными… Главное – кто мог обеспечить слепоту и слабость Временного правительства? Только тот кто контролировал Временное правительство – Антанта.

Замечательная историческая мысль! Временное правительство оказалось бездарным, потому что его бездарность обеспечивали англичане.

Придя к власти, Ленин начал выполнять обязательства, которые он взял. Собственно говоря, эти обязательства совпадали с партийной программой большевиков… «Уничтожение армии, замена её всеобщим вооружением народа».

Итак, большевики стали делать то, что и должны были делать согласно своей Программе. Тогда при чём тут Антанта? Похоже, политическая методология у Н.Старикова очень проста: всё, что делается в Истории, делается англичанами. Всё, что не делается – это потому что англичане обеспечили, что это не делается. Англичанам, думает Н.Стариков, нужен был "пораженец" Ленин, и поэтому (несомненно!) его подкормили!

Но тут Н.Стариков садится в лужу окончательно. Потому что трудно возражать против всемогущества англичан, если не знаешь, чем была занята английская разведка в Петрограде. Но, так получилось, что как раз это нам известно, причём из первых рук.

Резидент английской разведки в Петрограде У. С. Моэм, более известный читателям как писатель, об этом написал в своих мемуарах. Приведу сведения из статьи историка Ю.Емельянова:

Моэм писал: «Я направлялся как частный агент, которого при необходимости могли дезавуировать. Мои инструкции требовали, чтобы я вступил в контакт с силами, враждебными правительству, и подготовил план, который бы удержал Россию от выхода из войны»…

В это время главной целью Великобритании было добиться продолжения участия России в Первой мировой войне. Между тем, по признанию бывшего британского премьер-министра Д.Ллойда Джорджа в его мемуарах, западные союзники прекрасно знали, что русских солдат гонят почти безоружными в бой. Ллойд Джордж писал: „По храбрости и выносливости русский солдат не имел себе равного среди союзников. Но военное снаряжение русской армии по части пушек, винтовок, пулеметов, снарядов и транспортных средств было хуже, чем у всех, и по этой части русских били более малочисленные противники, часто уступавшие русским по боевым качествам; так убивали русских миллионами, в то время как у них не было никакой возможности защиты или мести“

Ллойд Джордж признавал: „Если бы французы со своей стороны выделили хотя бы скромную часть своих запасов орудий и снарядов, то русские армии, вместо того чтобы быть простой мишенью для крупповских пушек, стали бы в свою очередь грозным фактором обороны и нападения… Пока русские армии шли на убой под удары превосходной германской артиллерии и не были в состоянии оказать какое-либо сопротивление из-за недостатка винтовок и снарядов, французы копили снаряды, как будто это было золото“.

Дела в России ухудшались, – писал Моэм. – Керенский, глава Временного правительства, был снедаем тщеславием и увольнял любого министра, который, как ему казалось, представлял угрозу для его положения. Он произносил бесконечные речи. Нехватка продовольствия становилась все более угрожающей, приближалась зима, и не было топлива. Керенский произносил речи. Находящиеся в подполье большевики активизировались, Ленин скрывался в Петрограде, говорили, что Керенский знает, где он находится, но он не осмеливался арестовать его. Он произносил речи“.

Англия решила свергнуть тщеславного болтуна и установить в России „твердую власть“, необходимую ей для продолжения войны против Германии. В осуществлении этого замысла Моэм был не простым исполнителем, а инициативным организатором и вдохновителем политического заговора.

В статье Ю.Емельянова обрисовываются силы, на которые опирался англичанин. Опирался не без успеха:

К концу октября 1917 года Моэм завершил свою работу по созданию мощной подпольной организации. Он отправил зашифрованный план государственного переворота в Лондон. Моэм утверждал, что „план был принят, и ему были обещаны все необходимые средства“. Однако великий разведчик попал в цейтнот.

…На другой же день после победы Октябрьской революции Моэма предупредили, что большевики разыскивают тайного резидента Великобритании. Отослав шифрованную телеграмму, вождь заговора срочно покинул Россию. Великобритания направила специальный боевой крейсер, чтобы вывезти своего супершпиона из Скандинавии.

Моэм был крайне разочарован своей неудачей и до конца жизни был уверен, что „существовала известная возможность успеха, если бы я был направлен на шесть месяцев раньше“.

Итак, намерения Антанты были точно противоположны тому, что думает о них писатель исторических произведений Николай Стариков. Антанта хотела, чтобы Россия не выходила из войны. Следовательно, Ленин и в 1917-м был яростным противником Антанты. По этой же причине Антанта отнюдь не „обеспечивала“ слабость Временного правительства, а сколачивала союз из более крепких сил, в том числе из Генерального штаба. При этом политически она опиралась на „очень патриотический“ лозунг "оборончества" – продолжения войны до победы, против которого (то есть как раз против козней Антанты) и выступал Ленин.

Дальше с Н.Стариковым можно согласиться:

…Все устали от войны и большевики как-то мирно захватили власть во всей стране. Тогда Антанта развязала гражданскую войну…

Наконец, он подошёл и “к тому моменту, о котором высказался наш президент»:

Большевики начали восстанавливать государство, возник вопрос: как. Было два подхода. Один, который мне кажется наиболее логичным в тот период – его озвучивал Сталин. Такая государственная конструкция была бы куда более прочной. Но Ленин настоял на равенстве республик. Почему он это сделал – эту тайну он унёс в могилу. Это бомба взорвалась, уничтожила Советский Союз.

На самом деле ещё в сентябре с идеей равенства республик согласился и Сталин. (ПСС, т.45, с.211). А вся «тайна» содержится в работе «К вопросу о национальностях и об „автономизации“», которую Н. Стариков, значит, тоже не знает, и которую я уже разбирал в другой заметке. Повторяться не буду.


  • 1
выходит, что Ленин таки был англо-германским шпионом и получал деньги напрямую от англо-германского Генштаба, которым в те поры совместно руководили генерал-фельдмаршал Пауль фон Гинденбург и фельдмаршал Уильям Робертсон, ятакщетаю!

Отличный ликбез! Спасибо!

Рекомендую почитать Старикову и его "детям": "Уткин. 1-я мировая война" http://militera.lib.ru/h/utkin2/index.html где приводятся свид-ва западных политических деятелей как Антанты так и ее противников. Суть : Большие усилия Антанты были брошены на то, чтобы удержать Россию в войне против Тройственного союза. Стариков несет такую пургу только благодаря плохому образованию своих сторонников.

Все "творчество" Старикова можно охарактеризовать фразой: "Англичанка гадит".

Стариков - пропагандист. Ленин его мало интересует, его объект критики - англосаксы. Вот он пишет, что это не немцы желали выхода России из войны, а Антанта (читай, Англия). Зачем? Ну, как зачем? Чтобы с Россией победу не делить, все завоевания забрать себе.
Понятно, что звучит это, как полный бред, но какой-никакой пропагандистский эффект достигается.

Стариков, используя фигуру Ленина (на которую народ всегда активно реагирует), проталкивает два тезиса:
1. Наши главные враги не немцы, а англосаксы. А немцы, на самом деле, хорошие, они хотят с нами дружить, но англичанка гадит.
2. Англосаксы тогда украли у нас победу, и сейчас хотят украсть. Хотят на нашем горбу в Ракку въехать

Стариков антисоветчик. А значит...?

Это даже не антисоветизм, это просто тупость природная

Ну, мне все равно, он специально или у него случайно получилось

Это даже не антисоветизм, это просто тупость природная

Старикова слышать, к сожалению, смысла нет, так как он сугубо вторичен

Особенно интересен тезис о "слепоте и слабости Временного правительства" в отношении Ленина! И чего это Ленин, интересно, делал в Разливе? Отдыхал на природе, должно быть.
Ох уж эти мне "историки" - "здесь читать, здесь не читать, а здесь не обращать внимания, это мы рыбу заворачивали".

Стариков такой же историк, как я папа римский.

Так у меня слово "историки" недаром заковычено!

А Вы вправду не Папа Римский? Это следует проверить! Ну и изъять все телеграммы Вами отправленные и полученные, все посты и комменты в соцсетях. А вдруг Вы не тот, за кого себя выдаёте! Нужно проверить.

Edited at 2016-02-29 02:24 pm (UTC)

Может, стану когда-нибудь :-)

Отличный разбор, спасибо!

Большое спасибо автору материала, все верно - и в оценке болтуна и борзописца Сталина, и в оценке позиции Антанты, Ленина и Временного правительства.

От себя могу добавить малоизвестный факт - Ленин, въезжая в Россию (3 апреля 1917 г. он пересек пограничный пункт Торнео, а 4 апреля прибыл на Финляндский вокзал) опасался-таки ареста Временным правительством - Россия воевать продолжала, а пораженческая позиция Ленина была общеизвестна. Я в 80-е гг. работал в Центральном музее революции, и был свидетелем, как одна из его сотрудниц отыскала в в спецхране уникальную телеграмму, данную Лениным из Торнео руководству Петросовета: "Опасаюсь ареста Временным правительством, примите меры моей безопасности". Ну, Председатель Петросовета Чхеизде и прислал на вокзал пару полков вооруженных "революционных" солдат с парочкой броневиков (вот откуда и почему броневик там взялся, с которого Ленин вещал), и сам на встречу прибыл. (Правда, телеграмма была безжалостно изъята "органами", ибо противоречила традиционной парадной картинке - трудящиеся-де, услышав о приезде вождя, устроили ему торжественную встречу, а с Чхеидзе Ленин будто бы и говорить не захотел, и сразу полез на броневик).

И еще о позиции англичан: в период бурных споров в ЦК по вопросу Брестского мира сам Ленин писал, что они предлагали главковерху Крыленко по 100 руб. за каждого солдата, который останется в окопах и будет продолжать держать фронт против немцев.

Что же касается Старикова, то это далеко не самый "крутой" бред у него.

Ответить Вам на присланный ответный комментарий негде. Он не раскрыт.
Мои претензии. Вы, как многие историки, забыли, что история это ВСЯ СОВОКУПНОСТЬ ФАКТОВ, а не отдельные выдерганные из ткани жизни фактики и мнения. Это не наука, ибо историческая наука это именно анализ всей совокупности твёрдо установленных фактов рассматриваемых в том историческом периоде, в котором имели место эти факты.
Уже одна Ваша фраза:"в оценке болтуна и борзописца Сталина", указывает, что Ваша оценка этой крупнейшей исторической фигуры не является профессиональной оценкой с точки зрения исторической науки, а является не более чем весьма частным МНЕНИЕМ, каким бы "неплохим историком" Вы себя сами ни считали. Посему я и назвал Вас "исторегом из 80-х". Много общался с ними в 90-е, когда на истфаке учился мой сын. Их основное качество - "чего изволите?".
Вот интересно, а самого Сталина, его статьи, так сказать - первоисточники, Вы читали? Вот у меня есть в этом сомнения. И это не перенос на личность автора, а критика позиции исследователя, которая не совместима с объективным исследованием темы.

Это я скрыл вашу реплику и ответ на неё, потому что мне показалось, что это уже несодержательная перепалка. Остальное оставил, мне интересно.
Действительно, давайте не замечать очевидные описки и не переходить на личности. Мы не стоим того, чтобы на нас переходить.

Я абсолютно с Вами согласен. И про переход на личности, и про недопустимость хамства. Однако я и вправду не понял, что имелся ввиду не Сталин, а Стариков, ибо в комментируемом тексте были обе фамилии. Г. Акимов мог бы извиниться за описку, и инцидент был бы исчерпан. Не захотел, полез в амбиции, огрёб в ответ.
Но если всерьёз, то действительно, достали уже эти "историки", которые в последнюю четверть века, и даже значительно раньше, только и делают, что историю искажают. А ведь я жил при Сталине, слушал его, видел как, с каким УВАЖЕНИЕМ, его слушали фронтовики и те, кого теперь называют " труженики тыла".
Тут "историк" Акимов ниже разместил текст, вроде как ответ на мой комментарий. Я ему отвечать не хочу, ибо действительно его не считаю представителем исторической науки, с которыми, причём со степенями и званиями, я лично неоднократно дискутировал по историческим вопросам при полном взаимном уважении. Но данный господин, априори, ставит себя в роль арбитра истории, который неподсуден неисторикам, но его текст не соответствует опубликованной статистике и является голословным изложением мнений сегодняшнего дня, вне исторического времени.
Чтобы не быть голословным, вот этот прокомментированный мной его текст:
"НЕ ИСТОРИК в принципе не может оценивать историка - хороший ли он историк, что такое история и какую совокупность каких фактов она в себя включает и какую не включает."
Этакий сноб, сквозь губу бросающий: " куда тебе с твоим свинячьим рылом в чистую горницу!" Что можно с такими господами обсуждать???!

Вот ещё его текст:
"Сталин - крупнейшая историческая фигура. Но крупнейшая в смысле - "крупнейший тиран века". И это не мое частное мнение. Это мнение строгой и беспристрастной ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ, которая давным-давно вынесла ему свой приговор."
Это доказательство историка - "это всем известно"? Нет это текст самоуверенного начётчика, а не историка. Такие действительно уважаемые историки как Юрий Николаевич Жуков – советский российский историк, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, в частности, с ним несогласен. Противоречит этому тексту и статистика жертв и сравнение этой статистики с данными по европейским странам и США, в которых в это же время, без Революции и Гражданской войны, репрессированных по политическим мотивам было не меньше, а в США даже больше, т.е.этот текст противоречит историческим фактам.
А для гордости нужно иметь основания. В частности, простите, не нести ахинею, столь легко опровергаемую.
Я, как и многие мои ровесники, через антистолинизм прошёл. В результате, после ознакомления с опубликованными фактами, с их осмыслением, с чтением работ самого И.В.Сталина, изменил своё мнение коренным образом. Вот, несколько месяцев назад, я в своём ЖЖ на эту тему пост разместил с подробностями:http://vsilvestrov.livejournal.com/37331.html .

И я не хамил этому господину, а выразил в краткой форме неприятие таких подходов вообще, а от историков или тех, кто себя таковыми считает, особенно.
А хамство сам не перевариваю, о чём прямо указано у меня в верхнем посте.
Посему, я и расцениваю как открытое хамство его высказывание:" хамство и оскорбления - это фирменный стиль коммунистов и их последышей."
Могу только ещё раз задать свой вполне риторический вопрос - что можно с такими обсуждать? Я смысла в этом не вижу.



Edited at 2016-03-06 02:17 am (UTC)

= Нет это текст самоуверенного начётчика, а не историка. Такие действительно уважаемые историки как Юрий Николаевич Жуков – советский российский историк, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, в частности, с ним несогласен. =

Так и я с ним несогласен... :-)
А кто из нас двоих в данном случае более прав - об этом не сочтите за труд прочесть здесь, если хотите действительно получить представление, что это за "доктор наук"):

http://razgovorchik.ru/index.php?showtopic=16445&view=findpost&p=896666

= что можно с такими обсуждать? Я смысла в этом не вижу. =

Вообще-то со мной можно обсуждать все, что входит в круг моих профессиональных интересов. Если без "исторегов" и публичной демонстрации неуважения к моей профессии, конечно. Тогда и смысл будет. Впрочем, дело Ваше, я отродясь никому не навязывался.

Во-первых, заглавный материал посвящен болтуну и борзописцу Старикову (там даже фэйс его присутствует), и я писал именно о нем. То, что я написал "Сталину" - банальная описка. Вы предпочли об этом "не догадаться", хотя я в паре комментариев ранее писал именно "Стариков", а не "Сталин", да и по контексту это вполне понятно.

Во-вторых, НЕ ИСТОРИК в принципе не может оценивать историка - хороший ли он историк, что такое история и какую совокупность каких фактов она в себя включает и какую не включает.

В-третьих, ни один уважающий себя историк не отрицает, что Сталин - крупнейшая историческая фигура. Но крупнейшая в смысле - "крупнейший тиран века". И это не мое частное мнение. Это мнение строгой и беспристрастной ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ, которая давным-давно вынесла ему свой приговор. И написанное Сталиным, я, конечно же, не только читал, но и весьма предметно изучал (как и всех тех персонажей, которыми доводилось заниматься).

Что же до обзывалок ("исторег", либо каких-то иных), так на это большого ума не надо. Впрочем, хамство и оскорбления - это фирменный стиль коммунистов и их последышей.

Вадим Вадимович, признаться, я удивлён.
Насколько я благодарен вам за интересный факт о телеграмме, настолько ваша последняя реплика заставляет задать вам вопрос.

Дело не в том, что вы сказали "крупнейшая в смысле - крупнейший тиран", словно реальные заслуги Сталина (и оценки его крупнейшими противниками) вам неведомы. И дело не в последнем некрасивом выпаде - это ли ваш фирменный стиль?
Но вопрос, о котором я хочу получить профессиональное разъяснение - о задачах и методах исторической науки.

Видите ли - мы, непрофессионалы, конечно, не пропустили через свои руки столько исторических документов, и не могли перенять через истфак специфическую культуру историка. Но это не значит, что у нас нулевая общеметодологическая подготовка, чтобы мы совсем не могли относиться к специалистам как заказчики к исполнителям, и иметь критерии для суждений о том, насколько качественно они работают.
Для нас очевидный факт, что специалисты в каждой из отраслей завели страну в тупик. Что сегодня нельзя доверять диплому - ни вузовскому, ни докторскому, а приходится самим серьёзно вгрызаться в отрасли, далёкие от своей научной специальности - вот и в историю тоже.

В истории соблазн ангажированности какой-то политической симпатией почти неизбежен, и именно высокий профессионализм позволяет своей пристрастности не мешать объективности. И добрый профессионал всегда протянет руку поддержки любителю-энтузиасты, не так ли?

И отсюда вытекают вопросы - как вы понимаете этот профессионализм, и в чём задача исторической науки?
Неужели задача "строгой и беспристрастной (ваши слова) исторической науки" в том, чтобы давать "приговоры", подобные тем, который вы произнесли? Или это наоборот, свидетельство её кризиса?

У меня есть своё мнение, но интересно сначала услышать ваше.

Уважаемый kovalenin, Вы подняли вопросы, на которые в двух словах ответить трудно. Это потребует времени и "многих букаф" :-) Радует, что уважительным и сдержанным тоном.

Сначала об одном:

= Дело не в том, что вы сказали "крупнейшая в смысле - крупнейший тиран", словно реальные заслуги Сталина (и оценки его крупнейшими противниками) вам неведомы =

Мне, естественно, вполне известно все то, что называют его заслугами. Но оценка любой человеческой личности складывается из сложного сочетания ее плюсов и минусов, и итоговый вывод о ней, как в математической сумме, выводится со строго определенным знаком. К тому же в реальной жизни в людях бывают и такие масштабные минусы, которые напрочь перечеркивают любые плюсы.

Я не очень люблю поэта А. Вознесенского, но у него есть потрясающие строки:

Все прогрессы реакционны,
Если рушится человек.

Мера всех вещей - человек. При Сталине человек рушился миллионами. За все то, что называют достижениями Сталина, заплачена настолько чудовищная цена, что говорить о достижениях, игнорируя это - кощунство. Тем более, что у него попросту нет достижений, которых не было бы у других крупнейших стран (которые к тому же достигнуты и без таких жертв. Если Вы не согласны - назовите такую его ""заслугу" или "достижение", обсудим). И оценки Сталина его крупнейшими противниками за пределами сиюминутной политической конъюнктуры, в принципе, таковы же, как и у меня.

Ну, а о целях и методах исторической науки, профессионализме и дилетантизме в ней - чуточку потом.

Мне странны ваши оценки, и пока я просто так же кратко и бездоказательно сообщу свои.
Я уверен, что именно с позиции Человека (сущности человеческих отношений) страна поднималась в "сталинское время" и начала загнивать после. Не в 1970-е, а сразу после, с конца 1950-х - среди заслуг Сталина было то, что он стоял на крепком идейно-теоретическом фундаменте и лично отслеживал соблюдение ключевых принципов политики в разных сферах жизни страны.
Я это стал понимать относительно недавно, не из полемики о нём, а из истории этих отраслей, в которых специально на роли Сталина акцентов не делают.
Я считаю, что о невиданных (в сравнении с другими) жертвах, о многомиллионных жертвах говорит не научная литература, а грубо-пропагандистская - "Мемориал", Солженицын, Резун и им подобные. Объективная картистана показывает монотонное снижение репрессий от года к году, за исключением всплеска в 1937-38, что и говорит об эксцессе, который нуждается в особом объяснении, а не в огульной ссылке на "сталинизм". Тем более, что вторая половина этого эксцесса рубила головы палачам первой половины. Представление о многомиллионных жертвах (цифры неисторика Солженицына) основаны на грубой подтасовке: число жертв в годы эксцесса экстраполировали на весь период.
При этом во мне нет идеализации ни тогдашнего общества, ни тогдашних методов. Но я оцениваю динамику, а не статику, и стараюсь руководствоваться историческим подходом.

Я убеждён, что разница в текущих идеологических предпочтениях определяется двумя вещами.
1) Либо она основана на недоразумении, основанном на разном кругозоре (кто чего раньше начитался с доверием). Эта причина должна нивелироваться между историками с помощью их профессионализма: и кругозор объединяется, и доверчивость к источникам понижается.
2) Либо в конечном счёте она сводится к разнице метафизических оснований - личных нравственных устоев, а их корень - отношению к другому человеку.

Поэтому я спокойно переношу ваш горячий антикоммунизм, хотя мне пока трудно увязать это с профессионализмом в истории. Но сначала мне интересно дождаться изложения вашего понимание Истории и предмета истории как науки.
Мне кажется, для вас этот вопрос должен быть уже обдуман. Или у вас есть мотив быть историком, сильнее чем научный.
Мне же интересно не констатировать разногласие, а найти его причину.

Edited at 2016-03-08 04:59 pm (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account