?

Log in

No account? Create an account
Александр Коваленин

kovalenin


История делается сегодня


Previous Entry Share Next Entry
Они были в состоянии монстрации
Александр Коваленин
kovalenin
Творю как хочу

Несмотря на все усилия по завлечению, включая приезд скандальной знаменитости, вчерашний митинг либералов вышел сравнимым по численности с митингом, собранным митрополией 29 марта. По одним данным пришло чуть больше, по другим чуть меньше.

Митинг собирали известные в городе ультралиберальные политхулиганы (на роль конферансье, например, не нашли никого серьёзнее Стаса Захаркина), и мне было интересно, кого они сумеют привлечь от имени искусства. Потому что с одной стороны, эта струя вроде необходима по случаю, а с другой – его организаторы всегда (и до «Тангейзера») уклонялись от серьёзного разговора, переводя разговор либо на свободу всего, либо просто против Церкви.

В общем, эти два мотива и доминировали на митинге – и на трибуне, и в публике.

Я заговаривал с людьми из публики – и с полуслова рядом находил людей, которые горячо соглашались: да, достало то, что делается в театрах, приводили примеры пошлости и клубнички в постановках. «Но я же не выхожу на площадь!» – сказал мне на площади человек, который перед этим привёл целую серию таких примеров. «А что с этим делать?» – у него не нашлось ответа. Люди охотно вступали в разговор, тем более, что выступавших было плохо слышно.

Многие искренне думали, что проблема только в реакции Церкви, они и не знали про светские протесты, которые звучали в Новосибирске. Мой собеседник искренне удивился, что они были: «Да я с вами согласен. Я тоже за настоящее искусство. Но я пришёл просто против попов. В школы уже пошли!».

Из-за моего плеча появилась тоненькая девушка с румяным гримом: «У нас в оперном – никакой обнажёнки!» Я мог бы возразить, но перевёл разговор в другую плоскость:

– У вас в балете я видел чёрных лебедей в Лебедином озере. Ребёнок спрашивал меня: «Это что, дочки коршуна?» Вот, казалось бы, что можно было испортить в классическом балете? – а нашли!

В ответ это милое существо изрыгнуло либеральный штамп «а мне нравится, я хочу, чтобы было и так, и так, и можно было выбирать» и растворилось.

Подхожу к плакату «против церковной цензуры». Спрашиваю: а либеральная цензура вам нравится?

– Мы против цензуры вообще!

– Ну хоть художественная цензура должна быть? Кто-то должен решать, хорошо ли получилось? Режиссёр? Директор театра? А чем он должен отвечать в случае неудачи? А кто его должен назначать?

Через два вопроса собеседница вежливо говорит «спасибо за ваше мнение» и находит повод отлучиться. Они выучили, против чего они, но у них нет никакого представления о comme il faut.

Конечно, о должном надо, наверное, говорить не на площади. И не с ними. Митинг, как я и ожидал, был не об этом. Он представлял неглубокую по сути, но опасную в случае эскалации выходку ультралибералов против Церкви. Для которого искусство вообще и «Тангейзер» в частности – только повод. Но, по моему впечатлению, на эскалацию у них сил нет, эта вспышка не сильно разрослась за пределы обычных терёхинских «либертадов» или монстраций. И последнее наложило свой отпечаток.

Серьёзность действа убила сама его публика. Это надо знать новосибирскую молодёжную либертусовку. Она и здесь находилась в состоянии монстрации. Она не способна удержаться на серьёзном, ей хочется играть словами и веселиться. Иллюстрация - фото корреспондента ТАСС. В первых рядах митинга лозунги «Творю как хочу» и «Творю – хохочу». Задорно обхохотали сами себя.

Кажется, можно подвести итог. Государство приняло естественные меры, либеральная тусовка огрызнулась и иссякла. Теперь можно забыть о Мездриче и начинать неспешный разговор об искусстве и его судьбе. С теми, кому важно именно это.


  • 1
> опасную в случае эскалации выходку ультралибералов против Церкви

В этом смысле участие в "монстрации" Кураева в качестве одного из выступающих - особенно интересно.

Думаю, он это не предвидел. Тут просто такая особая местная молодёжная атмосфера, воспитавшаяся за несколько лет. Что бы с трибуны ни говорили, у них веселье. Праздник стёба.
Чистый постмодерн - может разрушать серьёзное, но не создавать серьёзное.

Да уж, Кураев - перформансист ещё тот!

"В ответ это милое существо изрыгнуло либеральный штамп «а мне нравится, я хочу, чтобы было и так, и так, и можно было выбирать» и растворилось. "

А, оно любит выбор. Ну что, надо навалить кучу дерьма у нее перед дверью. Если не хочет наткнуться на говно - не нужно выходить из дома. Пусть выбирает, выбор из двух и более - это прекрасно.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

"Театры зачистили. Что дальше? Жечь книги?"

Не, с началом нового отопительного сезона планируется зачищать поголовье протестующих.

Edited at 2015-04-06 10:18 am (UTC)

"дерь..." Зачем так грубо? Она женщина!
Но заметить, даже женщине, что "выбор" - это бездумный штамп, счёл нелишним. Вы как его технически представляете, выбор? - по вторникам одна редакция спектакля (добро белое, зло чёрное), а по средам другая? А публика выбирает? Как - рублём? или в Горсовете?
Это в магазине может быть 20 сортов чая, а 20 оперных театров у нас - увы!

А зачищать, я надеюсь, не придётся. Почему - попытался передать.

Аргумент дамы сам по себе безумный, потому что сейчас, если не ошибаюсь, возможности выбора-то и не было. Поставим спектакль так, как захотим, не нравится - не приходите. Поэтому я и привел грубую, но весьма доходчивую аналогию.

Что ответила барышня на ваш вопрос?

Карнавал рулит! Серьёзный разговор им не нужен,так как тогда обнажится постмодернистское мурло ,очень похожее на известного козлорогого рогача.

  • 1