August 1st, 2019

Александр Коваленин

Ошибки и предубеждения Евросуда о дискриминации женщин в России

Комментарий к Постановлению ЕСПЧ от 9 июля 2019 г. по делу «Володина против России» (№ 41261/17).
Collapse )

Россия по этому постановлению не обязана изменять своё законодательство. Кроме того, ЕСПЧ перешёл границы допустимого, ранее обозначенные Конституционным судом России.

Суть жалобы и постановления

Заявительницу Володину из Ульяновска преследовал, избивал, грабил её бывший сожитель. Женщина пыталась скрыться от него в Москве, но он её выследил, привлёк сообщника для её похищения, снова бил, даже беременную в живот, угрожал убийством, мстил путём публикации фотографий в социальной сети. Володина неоднократно заявляла в полицию, иногда потом забирая заявление, иногда настойчиво. Полиция систематически отказывала в возбуждении дела, даже после протестов прокурора. Суть жалобы в изложении Постановления [67, 103][1]:

«Заявитель жаловалась на то, что национальные власти не смогли защитить ее от обращения, состоящего в неоднократных актах насилия в семье, запрещенных статьей 3 Конвенции, и привлечь виновного к ответственности. Она также заявила о нарушении статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 3 ввиду недостатков внутренней правовой базы и отсутствия правовых положений, касающихся домашнего насилия, таких, как запретительные судебные ордера. Соответствующие части положений Конвенции гласят следующее:

Статья 3. “Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению...”

Статья 13. “Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе...”

Заявитель жаловалась, что непринятие российскими властями конкретных мер по борьбе с дискриминацией по признаку пола в отношении женщин представляет собой нарушение статьи 14 конвенции, принятой в совокупности со статьей 3. Соответствующая часть статьи 14 гласит:

“Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно  быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола...”

Конвенция, к которой апеллирует Заявитель – это Европейская конвенция о правах человека («Конвенция о защите прав человека и основных свобод», Рим, 1950 г.), сокращённо ЕКПЧ.

В своём Постановлении ЕСПЧ: 1. Признал жалобу приемлемой. 2. Признал нарушение ст. 3 конвенции. 3. Посчитал излишним рассматривать вопрос о нарушении ст. 13. 4. Признал нарушение ст. 14 «Запрещение дискриминации». 5. Присудил заявительнице денежную компенсацию.

В части компенсации жертве нам незачем критиковать Постановление ЕСПЧ. Неприемлемым в нём является навязывание этим органом идеологических стереотипов и правовых инструментов, которые не вытекают из взятых Россией на себя международных обязательств, и вытекающий из него вывод о дискриминации.

Однако важно сразу обратить внимание: хотя в Постановлении много раз говорится об отсутствии в России надлежащих правовых инструментов для защиты от «гендерного насилия», резолютивная часть такого вывода не содержит.

В Постановлении признаётся, что нет ни одной нормы российского законодательства, которая бы говорила о дискриминации [125], в обстоятельствах дела также нет ни одного свидетельства, что служащие как-то особо относились к Володиной именно из-за того, что она женщина, или что в целом по стране к мужчинам полиция более внимательна. Так при чём же тут дискриминация? Основания и логику этого вывода ЕСПЧ и предлагаю разобрать.

______________________________

[1] В квадратных скобках в тексте – номера пунктов Постановления.

(Написано для ИА REGNUM. Журнальный вариант.)

Александр Коваленин

1. ЕСПЧ не разобрался со статистикой

Комментарий к Постановлению ЕСПЧ от 9 июля 2019 г. по делу «Володина против России» (№ 41261/17)

1. ЕСПЧ не разобрался со статистикой

1.1. Официальную статистику ЕСПЧ взял не из того раздела

1.2. Правильная официальная статистика

1.3. Бесполезность рассмотренных научных и официальных источников

1.4. Недостоверность свидетельств ангажированных НПО

1.5. Нерассмотренные другие мнения

1.6. Необоснованный вывод о дискриминации

2. Руководствуется ли ЕСПЧ правом

3. Конституционная дипломатия и её пределы

(В квадратных скобках в тексте – номера пунктов Постановления ЕСПЧ.)


Прежде всего, ЕСПЧ ошибочно установил факт отсутствия в России статистики по домашнему насилию. На самом деле она есть, но не публична, что и создаёт почву для манипуляций. Кроме того, ЕСПЧ использовал статистику, представленную заявителем, которая не относима к делу.

ЕСПЧ констатировал [117] что в России нет надлежащей статистики:

а) со слов  цитируемого [61] доклада[2] Спецпредставительницы ООН в 2004 году, в котором  заявление об этом берётся из отчёта России 1999 года[3] (рядом с ложной цифрой из того же отчёта, «что ежегодно 14 000 российских женщин погибают от рук своих мужей или других родственников»).

б) из п.21 Заключительных замечаний[4] Комитета по ликвидации дискриминации женщин 2015 г., откуда ЕСПЧ цитирует, не замечая противоречия, слова об обеспокоенности «широко распространенным насилием в отношении женщин, в особенности бытовым и сексуальным... и отсутствием статистической информации о насилии в отношении женщин, его причинах и последствиях,... дифференцированной по... характеру отношений между жертвой и правонарушителем...».
Collapse )

Александр Коваленин

2. Руководствуется ли ЕСПЧ правом?

Александр Коваленин

Россия не обязана менять своё законодательство

(Окончание комментария к постановлению ЕСПЧ 9.7.2019)

1. ЕСПЧ не разобрался со статистикой

2. Руководствуется ли ЕСПЧ правом?

2.3. Нерассмотренные взгляды

2.4. Итоговая оценка постановления ЕСПЧ

3. Конституционная дипломатия и её пределы

(В квадратных скобках в тексте – номера пунктов Постановления ЕСПЧ.)


Collapse )