Александр Коваленин

Мастера второго чтения исправили президентский законопроект

Особые мнения судей Конституционного суда станут секретны

Когда говорят: «законопроект плох – ну ничего, инициаторы ко второму чтению всё плохое исправят», – поступают легкомысленно. Во втором чтении правят не инициаторы. Как работает второе чтение, разберу на свежем примере. В этом историческом эпизоде главными героями являются депутат ГД РФ П. В. Крашенинников (далее Крашенинников) и сенатор РФ А. А. Клишас (далее Клишас).

Депутат П.В.Крашенинников

Депутат П.В.Крашенинников в третьем чтении закона (с видео на сайте ГД)
 


Знакомый правовед обратил моё внимание на ФКЗ «О внесении изменений в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»»: посмотри, что там сделали с особым мнением судей.Collapse )

Александр Коваленин

Прокурор не смог сослаться на закон в оправдание действий полиции

Получил ответ прокурора Советского района на просьбу проверить обоснованность действий полиции, забравшей из дома детей.

Поводом для моего обращения стала новость на сайте прокуратуры, что организована “проверка сообщений СМИ о нарушении прав пяти несовершеннолетних детей. Как там написано, «трое несовершеннолетних по акту оперативного дежурного отдела полиции были помещены в специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, а двое малолетних – в дом ребёнка». Сообщалось также, что прокурор области возьмёт результаты проверки на контроль.

Сообщения СМИ, о которых идёт речь, были, как говорят, нашумевшими. Однако, если отвлечься от выпадов против матери (которые потом были опровергнуты в тех же СМИ – впрочем, без нотки извинения), они открывали картину, которая, на мой взгляд, не давала законного повода для забирания детей из дома. Но предметом проверки в новости на сайте прокуратуры обозначались не действия полиции, а «действия должностных лиц органов системы профилактики, ответственных за своевременное выявление и работу с семьями, находящимися в социально опасном положении». Как будто они должны следить за всеми семьями.

Поэтому я обратился к прокурору области с просьбой сделать его контроль личным и придирчивым, а в предмет проверки включить и действия полиции.

Нам же, кроме того, что важно оценить действия полиции с точки зрения действующего законодательства, ситуация может послужить одним из примеров, на которых стоит обсуждать предлагаемые изменения Семейного кодекса, вносимые сейчас в Государственную Думу (начиная с проекта Крашенинникова-Клишаса, нулевые чтения которого уже назначены). Задаваясь вопросом: Collapse )

РВС

Александр Коваленин

Интересы и охраняемые законом интересы детей в семейно-правовых нормах

УДК 347.63+34.06

В семейном законодательстве термины об интересах детей используются непоследовательно. В статье обсуждается вопрос о том, какие феномены, обозначаемые словом «интересы», важны для права, в частности для семейно-правового регулирования, предлагается способ их терминологического различения. Делается вывод о том, что обдуманное различение терминов «интересы» и «охраняемые законом интересы» в семейном законодательстве может стать средством гармонизации частных и публичных интересов.

А. В. Коваленин. Интересы и охраняемые законом интересы детей в семейно-правовых нормах // «Вестник Международного юридического института», № 1 (72), 2020 г.

Collapse )

Александр Коваленин

О законопроекте Крашенинникова-Клишаса об отобрании детей

В Госдуму депутатом П. В. Крашенинниковым и сенатором А. А. Клишасом внесён законопроект, предлагающий новую редакцию статьи 77 Семейного кодекса «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью» и сопутствующие изменения в ещё два закона. Проект уже начали рекламировать как средство ограничения произвола опеки, долгожданный запрет отбирать детей без суда. Мы сами требовали запрета разлучения семьи без суда — казалось бы, должны быть довольны.

Однако, знакомство с проектом показывает, что он не решает ни одну из известных проблем, связанных с отобранием детей. Это проблемы в последнюю очередь процессуальные, а прежде всего проблемы материально-правовых оснований, начиная с принципов и понятий. Одна лишь замена субъекта принятия решения с органа опеки и попечительства на суд их не решает. А пробелы и противоречия самого права проект не только не решает, но и отчасти закрепляет.

Свою позицию о регулировании вопросов, связанных с отобранием детей, РВС публиковало два года назад. Она выстрадана опытом работы по защите семей, опирается на подробный Анализ законодательства и практики. В тексте назывались принципиальные противоречия статьи 77, обосновывалась их неисправимость и вообще избыточность статьи – для чрезвычайных случаев у чрезвычайных служб (начиная с полиции) и без Семейного кодекса есть все необходимые полномочия.Collapse )

РВС

Александр Коваленин

Четвёртый позор Совета Федерации на одном месте

Вопрос о семейно-бытовом насилии катастрофически уронил представление о состоятельности верхней палаты именно в том качестве, ради которого она создана, — как законодательного органа.


Первый раз СФ опозорился, когда дал втянуть себя в само рассмотрение этого вопроса. Не разобравшись, что явление, о котором идёт речь, «домашнее насилие», — это десятая часть насилия вообще, что с ним в стране не происходит ничего чрезвычайного, что оправдывало бы чрезвычайные, невиданные в истории России меры, а даже наоборот — статистика показывает снижение показателей.Collapse )

Нет, конечно, СФ не уникален:

после обсуждения в Госдуме пенсионной реформы, где из приглашённых к депутатам специалистов слово дали только «гайдаровцам»;

после «народного голосования» про имена аэропортов по инициативе ОП РФ;

после того как то, что хорошо, а что плохо, стали определять не депутаты, а грантовые комитеты;

после законов об общественных палатах и общественном контроле, выхолостивших майские указы 2012 года о развитии демократии —

было уже ясно, что больна не только демократия, но и представления о ней в солидных кругах.

Но всё же — верхняя палата высшего органа законодательной власти!..

Первая публикация — ИА REGNUM. Фото с сайта СФ.

Александр Коваленин

О незащищённости общества от дезинформации и о состоянии органов демократии

говорили участники совещания общественности

9 декабря в пресс-центре «Регнум» состоялось открытое совещание общественности «Уроки кампании по продвижению законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия».


Перед совещанием участники провели слушания, во время которых ораторы разобрали общую логику этой кампании и её отдельные тезисы; установили действительное состояние дел с насилием в обществе; рассмотрели опыт применения аналогичных законов в других странах. В мероприятиях участвовали представители нескольких общественных организаций, члены Общественной палаты РФ Л. Н. Виноградова и Э. Ю. Жгутова, адвокаты и правозащитники, деятели культуры, социологи, педагоги, психологи, психиатры. Выступили председатель РВС М. Мамиконян, председатель Ассоциации профсоюзов полиции А. Ю. Лобарев, кавалер четырёх орденов Мужества полковник полиции А. В. Новгородов.

Мнение о том, что кампанию необходимо прекратить, перестав обсуждать этот или подобный законопроект, было единодушным. Collapse )

Кроме этих концептуальных «уроков», участники совещания обсудили опыт общественных организаций по нравственно-культурному и патриотическому воспитанию детей и родителей.

ИА REGNUM (фото В.Васильев © «Красная весна»)

Александр Коваленин

На конкурс эпитафий честной журналистике, или “Новая газета” учит выражаться

Новая газета снова высказалась на тему домашнего насилия. Упомянув про 14000 ежегодно (каждые 40 минут) убиваемых женщин. Я уже читаю гневные слова «закон о фейках» и «Роскомнадзор»: вот, непроверенная информация, надо осудить.

Новая честная журналистика. - Сергей Кайсин © ИА Красная Весна

Новая честная журналистика. - Сергей Кайсин © ИА Красная Весна


Но погодите, не спешите накидывать платок на этот вентилятор – может быть, он несёт свежий ветер новой журналистики – независимой, честной и смелой. Учит нас правильно выражаться.

Потому что, если на ваш взгляд это фейк, оскорбление российских женщин и нарушение обязанности журналиста проверять информацию, то вы не заметили существенных тонкостей.
Collapse )

ТОТ, КТО СКАЖЕТ, что это мошенничество, что это заворачивание в честные оговорки нечестной информации, тот будет смел и независим, и даже с его субъективной точки зрения честен. Но тот ещё не всему у «Новой» научился. Не понял, как можно любую свою мысль смело «высказать и не высказать» так, «что привязаться было бы не к чему». Потому что даже если с ним согласиться, то к таким его словам можно было бы привязаться с иском об ущербе деловой репутации.

Но, если он хочет перенять мастерство, он мог бы поискать другое выражение, которое с его точки зрения было бы точным – о том, примерно, что многие люди, которые, может быть, просто ничего не понимают в смелой независимой журналистике, склонны считать такие приёмы мошенничеством. И так и смело заронить читателю нужную мысль (если он считает её правильной), и честно не дать повод к своим словам привязаться.

Но... «Новая газета» пишет под каждой (я предполагаю), заметкой на своём сайте – во всяком случае, под этой:

«Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».»

...здесь подчёркивание – моё: только если вы тоже считаете сами. А я вас к такому соучастию не подстрекаю.

«Красная весна»

Александр Коваленин

Дождались: «Закон о запрете страданий»

То есть, конечно, страдать не запретишь. Страдать теперь даже будет выгодно. А запретить предлагают причинять любые страдания – то есть те, причинение которых законом не запрещено!


Только вчера я отвечал журналистам, что над черновиком издеваться легко, но недостойно. Уложить феминистские лозунги в форму закона – мучительная задача, и пусть помучаются, потом посмотрим. И вот, появился пакет документов, предвозвещённый Матвиенко, которая сказала, что никакого вмешательства в семью в нём не предвидится. А она председатель Совета Федерации!

1. «Насилие» – это не только насилие
Collapse )

Первая публикация - ИА REGNUM.

Upd 29.11.2019: обновлена ссылка на законопроект, он теперь на сайте СФ.

Александр Коваленин

Матвиенко бессовестно заявила,

...что рабочая группа уже выслушала общественность,
а общественность просто не знает о чём речь


Председатель Совета Федерации В.И.Матвиенко (фото Григорий Фадеев © ИА Красная Весна)

Речь идёт о необходимости скорейшего внесения в Думу законопроекта по борьбе с домашним насилием.

«...Она добавила, что рабочая группа при Совете Федерации по разработке законопроекта неоднократно собиралась, выслушивала мнения представителей министерств, ведомств, неправительственных организации и общественности», - сообщает ТАСС.

На самом деле, как сообщалось на сайте Совета Федерации, эта рабочая группа выслушивала только мнения «женских общественных и правозащитных организаций», остальным этот закон не показывают.

Тем не менее, Матвиенко упрекает эти остальные общественные организации: «Вот те, кто митингует, если их спросить, прочитали ли они этот закон…».

Бесстыдство.
Collapse )

Александр Коваленин

О чём говорит рост «семейного образования»

Меня спросили журналисты, считаю ли я сейчас приемлемой форму семейного образования. Мой главный ответ: конечно, да. Больше того, сейчас для этого и, к сожалению, больше оснований, и, к счастью, больше возможностей.

«Первого сентября в России не сели за парты 100 тысяч детей, так как их родители предпочли альтернативные формы образования, в том числе семейное обучение. Количество таких семей растет на 100% и более в год», – говорится в исследовании глобальной образовательной конференции EdCrunch ("Честное слово", 23.09.2019)

Не стоит и говорить о том, что такая форма бывает родителям удобнее по семейно-бытовым соображениям – например, рядом нет школы, куда их берут, или есть, но требует «взносов»; а мама всё равно в отпуске «по уходу»; или семейные обстоятельства требуют, чтобы семья была вместе. Но, конечно, рост популярности этой формы получения образования связан не с этим.

Главное, из чего надо исходить, – что родители это как правило люди наиболее заинтересованные в том, чтобы их дети выросли разносторонне подготовленными к самостоятельной жизни в обществе. То есть образованными – обученными и воспитанными. И это в полной мере относится и к тем, кто выбирает семейное образование. Другое дело, что родители должны представлять себе трудности и ловушки этого отважного предприятия.Collapse )

Как бы то ни было, сектор семейного образования расширяется, становясь лабораторией новых подходов. Их методическое многообразие ничем не отличается от многообразия в зарегистрированных образовательных организациях. И, хотя необходимо решить описанные организационные проблемы, получается, что главное, что необходимо делать – это вести дискуссию о самих образовательных ценностях. Чтобы соблазны рыночных подходов не отняли у наших детей серьёзное образование.